Нил Деграсс Тайсон рассказывает о космосе
  • Фото:
  • space.com

Нил Деграсс Тайсон об образовании, псевдоновостях и космических бюджетах США

Американский астрофизик и популяризатор науки Нил Деграсс Тайсон во время научного фестиваля Starmus в Норвегии рассказал, какие эмоции он испытал, получив медаль Стивена Хокинга, чего не хватает современной системе образования, чтобы научить человека отличать фейковые новости от подлинных сенсаций, зачем президент США Дональд Трамп увеличил бюджет НАСА и стоит ли изучать космос, когда так много неразгаданных тайн хранит планета Земля.

Поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями от получения медали Стивена Хокинга.

Нил Деграсс Тайсон: Думаю, подобные награды говорят о том, что кто-то всё же обращает внимание на те нелёгкие усилия, которые прилагаю я и другие для того, чтобы на Земле знали о Вселенной больше. Стивен Хокинг и сам приложил к этому немало сил: писал книги, выступал на телевидении, читал лекции. А ведь он запросто мог запереться в стенах Кембриджского университета и заниматься современной астрофизикой и больше ничем. Но он решил рассказывать о науке людям. Его имя неразрывно связано с его заслугами, и награда, носящая его имя, обладает большим авторитетом и весом.

О том, что мне вручили медаль Стивена Хокинга, довольно много писали в США, поскольку я стал первым американцем, удостоенным этой награды. Раньше её получали одни лишь европейцы. Так что для меня это большая честь. Но я рассматриваю эту награду не как признание моих заслуг, а скорее как некий аванс — мол, давайте-ка, продолжайте в том же духе!

Ни для кого не секрет, что прошлый год выдался не самым удачным: стоит упомянуть рост популистских настроений в мире, фейковые новости. Сказывается ли всё это на таких мероприятиях, как Starmus?

Нил Деграсс Тайсон: Starmus популяризирует науку. Вот подумайте: если бы не было научных фестивалей, как бы мы узнавали новое о науке? Ну разве что о каком-то открытии в этой сфере решат сообщить СМИ. Но как быть со множеством просто интересных научных находок, авторы которых даже не стремятся заполучить внимание СМИ? А ведь большинство людей ни разу за всю свою жизнь не встречаются с учёными лично.

А ещё это мероприятие с фантастической атмосферой.

Нил Деграсс Тайсон: Конечно. К слову, это событие должно органично вливаться в атмосферу места её проведения. На этот раз фестиваль посетили члены норвежской королевской семьи и, конечно, местные жители. На улицах города и на мостах я замечаю баннеры моего ток-шоу StarTalk — всё это говорит о том, что городу важен такой проект. Это ведь не просто слёт маленькой группы людей, которые по стечению обстоятельств ещё и увлекаются наукой. Здесь собрались люди, которые хорошо разбираются в науке и понимают, насколько важную роль она играет в жизни общества. Это особенно хорошо видно на примере такого высокотехнологичного города, как Торнхейм. Он меня сильно впечатлил. Я даже не догадывался, что меня здесь ждёт. Я в Норвегию приехал впервые.

Наука и журналистика не всегда находятся в симбиозе друг с другом. В эпоху социальных медиа, где количество просмотров и репостов решает всё, появляется много статей с громкими заголовками, но при этом не вся информация в них правдива. И из-за таких статей некоторые люди начинают, например, отказываться от прививок, отрицать изменения климата и жечь ГМО-продукцию. Каким образом социальные медиа, которые иногда распространяют фальшивые новости, влияют на вашу просветительскую деятельность? Они осложняют вам работу или же, наоборот, позволяют обращаться к более широкой аудитории?

Нил Деграсс Тайсон: Я не знаю, стало ли сейчас сторонников антинаучных взглядов больше, чем раньше. Но могу сказать, что сейчас они узнали друг о друге и объединились, отчего их заявления стали громче и убедительнее. Возможно, этому поспособствовало развитие социальных медиа. Конечно, существуют фейковые новости, из-за которых трудно быть уверенным в том, что правда, а что нет. И интернет играет в этом свою роль. Что же в этой связи делать? Ответить на это непросто. Но нам следует ввести в систему образования дисциплины, которые помогали бы отличать правду от лжи, не поддаваясь воздействию интернета.

Я сторонник свободного общества, и если кто-то, пользуясь свободой слова, распространяет фейки, то я не хотел бы выступать в качестве «полиции мыслей». В США очень серьёзно относятся к Первой поправке. Но чем больше у тебя свобод, тем более ответственно ты должен вести себя как гражданин, чтобы не стать жертвой сил, которые могут руководствоваться отнюдь не твоими интересами.

Так что, я бы сказал, нести науку в массы сегодня так же важно, как и всегда, в будущем мы будем опираться на научную грамотность. В таких областях, как энергетика, транспорт, питание, проектирование домов, наука о материалах нам предстоит решать, следует ли проводить изыскания; если да, то в каких масштабах и сколько в них вкладывать; какие научно-исследовательские центры поддерживает государство, а какие — частные компании. При рассмотрении всех этих вопросов необходимо обладать научной информацией — в таких объёмах, в каких это только возможно.

То есть таким образом вы защищаете науку — просветительской работой?

Нил Деграсс Тайсон: Да, пожалуй, так. Чтобы люди знали, какую роль наука играет в их жизни. Ведь если они не знают, что такое наука, каковы её цели и методы, они будут принимать решения и голосовать за меры, которые могут дестабилизировать компетентную демократию.

И напоследок: Трамп подписал бюджет НАСА, в котором уделяется меньше внимания наблюдению за Землёй и больше — исследованию космоса. Исследование космоса — это, конечно, замечательно, но что вы думаете об этом новом бюджете НАСА? Я знаю, что вы были консультантом …

Нил Деграсс Тайсон: Да, бюджет ещё должен быть утверждён конгрессом. Трудно угнаться за чем-то, что продолжает меняться, поскольку приходится расходовать огромное количество умственных сил, а потом может оказаться, что впустую. Могу сказать, что из-за того, что бюджет НАСА вырос — притом, что бюджеты очень многих ведомств сократились, — легко объявить, что Трампу нравится космос — думаю, что действительно нравится, вопрос не в этом… Но финансировать космические исследования за счёт сворачивания деятельности по изучению Земли… Ведь именно Земля и её биологическая система обеспечивают наше существование.

Поэтому инициатива Трампа представляется мне этаким волком в овечьей шкуре. Но посмотрим, позволит ли конгресс сократить бюджетные ассигнования на изучение Земли — или оставит их на прежнем уровне, но при этом также оставит в силе увеличение финансирования НАСА. Надо сказать, что научными исследованиями в США занимается не только НАСА, но и Управление по охране окружающей среды, и Национальный научный фонд, и Министерство энергетики, и Национальные институты здравоохранения. Каждое из этих ведомств финансирует научные исследования в определённой области, выдавая учёным гранты на конкурсной основе для работы на конкретном направлении.

Скажем, деятельность Национальных институтов здравоохранения направлена на укрепление здоровья человека (в этой области даже Нобелевскую премию дают — по физиологии и медицине). Это всё важные области науки, и развивать только одну, забыв про остальные, значит не понимать их значения. Я считаю, что причина здесь в нехватке научной грамотности.

Нашли ошибку? Пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: RT

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: